Рано утром 12 августа в день памяти святого мученика Иоанна Воина отошёл ко Господу протодиакон Николай Попович. Последние дни своей земной жизни он провёл в Пятой Градской больнице святителя Алексия. Там за ним ухаживали и делали всё возможное, чтобы облегчить его страдания. Отец Николай – человек сильной воли, в прошлом – воин-фронтовик (неспроста день его кончины совпал именно с памятью муч. Иоанна Воина) широкой души, доброго сердца и крепкой веры. По духу своему он, став ещё в советское время верующим,  так и остался  воином, но уже миссионером, и многих людей привёл ко Христу. Общаясь с ним, мы всегда испытывали удивительное чувство доверия к его личности и к каждому слову, с которым он обращался к нам. В нём соединились духовная строгость и поистине отеческое сердоболие ко всем, кто обращался к нему за помощью и поддержкой.
 
     Отец Николай помогал нам найти правильные ориентиры в нынешней столь непростой и духовной запутанной жизни. Он обладал способностью соединять высокое православное богословие с практической жизнью и делал это искусно как настоящий пастырь. Всю жизнь свою он мечтал быть священником и не понимал, что по своему светлому влиянию на людей, по силе врачующего слова, по Богом данной ему глубокой сердечной любви, он воплотил в себе главное свойство подлинного пастыря -  силой личного примера любви ко Христу убеждать слушающих в истинности христианства и в необходимости постоянного личного воцерковления.
 
     Два года назад отец Николай издал книгу воспоминаний и духовных размышлений на самые злободневные темы. Называлась она «Душа в горниле войны». Для многих из нас она стала настольной.
 
     Отец Николай был молитвенником за нас, грешных. Мужественный человек, фронтовик, с горячей верой в сердце он никогда не был теплохладным, и не шёл на компромиссы с совестью. Он нередко говорил  нам, падшим и немощным, нелицеприятные вещи, но делал это отнюдь не с тем, чтобы обидеть и унизить человека, а для исправления наших душ. Мы всё это понимали и ценили нашего дорогого отца Николая.
 
     Господь знает, когда наступает время рождения человека и время его смерти. С момента перехода в Церковь, а это вторая половина  шестидесятых годов, отец Николай вручил себя в водительство Божие и жил Господом нашим Иисусом Христом. Все эти годы он возрастал духовно и уже давно готовился к Страшному Суду Божию. Он отошёл в Отчий   Дом, пресыщенный днями, ему было более девяноста лет,  и нет сомнения в том, что ему есть с чем предстать перед Всевышним.
 
     Мы непрестанно удивлялись, что в таком возрасте отец Николай имеет ясный ум, прекрасную память и свежесть мысли. Всем свои образом жизни он утверждал в нас любовь ко Христу. Мы, его духовные  единомышленники, понимаем, что человек живет на земле только один раз – и умирает, чтобы воскреснуть в благословленной вечности. Но нам тяжело и мы плачем от этого расставания, хоть оно и временно. Так устроено сердце человека. Оно тоскует без близких нам людей и находит утешение только в Боге. А именно этого и хотел для нас отец Николай – чтобы все мы возлюбили  Всевышнего  и на исходе своей земной жизни навечно вошли бы в невыразимую радость Его любви, благости и совершенства.
 
     Теперь наш дорогой отец Николай – ТАМ.
 
Протоиерей Михаил Ходанов

 

 

В минувшую субботу, ночью, тихо и незаметно оставил этот мир отец Николай (Попович). «Переправа» уже успела откликнуться на это событие, мне же хотелось бы лишь добавить несколько слов от себя. Девяносто два года – немалый срок жизни на земле. Тем паче в России, в годину тяжелейших испытаний, в гуще народа, вынесшего на своих плечах невзгоды и лишения, неведомые другим народам. Отец Николай – заслуженный фронтовик-орденоносец. Он из той плеяды редких ныне людей, что, пережив ужасы войны, на время прельстившись химерами марксизма-ленинизма, о чём он сам любил рассказывать в кругу близких людей, в конце концов нашёл свой «узкий путь» к Церкви и Богу. По нему он прошёл тоже, как доблестный воин и почил, уверен, «исполненный днями» подобно Иову многострадальному.
 
     Для меня отец Николай был своего рода маяком, освещавшим жизненный путь, особенно в тёмные и зыбкие его этапы. Звонишь ли ему, навещаешь ли – а он неизменно бодр, подтянут, весел. И это, несмотря на преклонные годы, немощи и непростые житейские обстоятельства. Если бы тогда меня спросили, что значат слова апостола Павла «всегда радуйтесь!», я бы сразу, не задумываясь, привёл пример отца Николая. Он жил, дышал, мыслил с Богом и в Боге. По смирению, правда, иногда сокрушённо вздыхал: «Мне, Александр Иванович,, наверняка уготован ад, но утешает, что пойду я туда всё-таки с верой во Христа и Спасителя». Помнится,  это фраза, впервые от него услышанная, сотрясла меня до озноба: а ведь правда, как утешительны – пусть в ад, но со Христом!
 
     Какой след оставляет в нас чужая прожитая жизнь? Всё зависит от того духовного «взноса», который каждый из нас делает судьбы других людей. Для меня отец Николай был не только мудрым учителем и старшим другом – он был ещё искренним и деятельным участником малых моих дел на ниве православного просвещения. Умница и энциклопедист, обладатель ясной памяти, до последнего дня своей жизни он неизменно откликался на мои передачи в эфире «Народного радио»: хвалил и журил, поправлял и предлагал. Иной раз в дни эфира мы говорили с ним часами, а потом я старался выполнить все его рекомендации и замечания.
 
     Ушёл от нас ещё один воин Христов. Ушёл на небо, чтобы с честью предстоять Господу. Ушёл так, как, дай Бог каждому из нас – «безболезненно, непостыдно, мирно», о чём он всю жизнь молил Творца на литургиях.
 
     Вечная память Вам, добрый наш друг и брат во Христе отец Николай (Попович)!
 
Александр Нотин,
историк,
общественный деятель,
руководитель
духовно-светского сообщества
«Переправа»
 (pereprava.org)

 

 

 

     Что поражает в православии? Отношение к человеку. Что такое человек? Какова его ответственность перед Богом? Какова его роль? Какова цель?
 
     Вот он живёт. Вот трудится. Вот служит. Неважно, какое он занимает при этом положение. И везде за него идёт борьба. Страшная борьба между дьяволом и Богом.
 
     Что же есть человек и почему он является причиной столь величайшего внимания?
 
     Как понимать человеческую личность в контексте жизни земной и вечной?
 
     Вот что пишет по этому поводу святой Макарий Великий: «Жизнь — это рождение от Бога, ибо без этого невозможно жить душе. Так говорит Господь в беседе с Никодимом: «…если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин., 3:3). Христианин совлекается ветхого, находящегося под властью дьявола человека и облекается во Христа, чтобы стать христообразным, принять Его образ как собственный себе. Это и есть единственный и предвечный смысл личности».
 
     Человек — любимое творение Божие. И он же — объект лютой ненависти со стороны дьявола, который завидует его положению у Бога и стремится низринуть человека в ад и там навсегда погубить. Ибо когда-то он сам, будучи Денницей, был любимым ангелом у Творца, но сам, по гордыне, на веки вечные отторг от себя и любовь Бога, и дар своей свободы.
 
     Господь во второй раз дарует своему творению — уже человеку — свободу, абсолютно непререкаемую и суверенную. Только ему, и никому больше! Какое благо! Однако как человек ею пользуется? Ужасно! Мало чем отличается он от Денницы. Потому что стал заложником зла и сыном тьмы. Он постоянно грешит и не перестаёт падать.
 
     Но Бог, не желая окончательной погибели людей, посылает Сына своего Единородного для спасения рода человеческого. Какая страшная жертва Любви, какой Божественный подвиг, какой колоссальный вселенский переворот!..
 
     После Голгофы мы уже безответны перед Всевышним. Для человека Богом сделано всё возможное. Бог умирает в страданиях за нас на Кресте, воскресает Сам и дарует человеку благую возможность через покаяние во грехах преобразиться и с помощью Божией посредством Церкви и Её Святых Таинств преодолеть смерть и войти в жизнь вечную, став одесную Отца Небесного.
 
     Какая удивительная перспектива, какая дивная возможность совершенно новой жизни во Христе!
 
     Как безнадёжно грустно, если мы не оценим по достоинству Голгофской Жертвы, как ничтожна будет наша цена в вечности! Неужели таков наш удел — сгинуть по страстям своим в бездне, умереть по истечении земной жизни второй смертью? (Откр., 20:14).
 
     Да не будет!
 
     Нам должно оторваться от рутины, возненавидеть грех и ответно возлюбить Бога! Трудно сделать это в нашем падшем состоянии? Да, несомненно. Но Господь Иисус Христос даёт нам силы, призывает к подвигу и Сам являет его всем людям земли с высоты своего Спасительного Креста. Последуем же за Ним, не будем откладывать насущное дело своего спасения. Времени так мало, гораздо меньше, чем мы думаем…
 
     Вот что говорит о борьбе с грехом великий святитель Николай Сербский: «В каждом из нас идёт борьба между низшим и высшим человеком. Когда в нас воцаряется низкое, мерзкое, греховное, страшное, тогда низший человек в нас — первый, а высший — последний. Исповедует человек свои грехи, покается, причастится Христа Живаго, тогда низший человек низвергается с первого на последнее место». От себя добавлю: смысл жизни — это постоянное и постепенное возрастание человека во Христе, чему нет предела.
 
     Конечно, спасаться от ненавистной смерти — ох как непросто. Даже если человек, к примеру, считает себя христианином, но занят только одним обрядом и признаёт Бога лишь умом; если он не ставит диагноза своей болезни и не осознаёт, что он — существо страстное и греховное, что грех влечёт его к неминуемой смерти, тогда это внешнее христианство мало что ему даёт. Оно поэтому и рухнуло у нас до революции. Многие отпали потому, что не увидели внутренней основы христианства. А она — в непрестанной внутренней борьбе человека, в возгревании святой ненависти ко греху, в подготовке к встрече, невыразимо желанной, но и страшной, с Богом.
 
     Какими мы к Нему придём, с каким скарбом души? В какой лечебнице уврачуем свои язвы и избавимся от них, чтобы предстать перед Всевышним светлыми, лёгкими и чистыми?
 
     Только в Святой Церкви Христовой. Здесь, на земле, Церковь — наша единственная Лечебница, которая неукоснительно и надёжно ведёт нас к выздоровлению, спасению и блаженной вечности. Соблюдай законы духовной жизни, отшлифованные Ею в веках, покорись добровольно Её премудрости, и ты обретёшь святость и бессмертие.
 
     Человек болен, но зачастую не чувствует этого и продолжает жить вслепую. Как ему понять, что он страдает смертельным недугом? Пусть святой апостол Павел будет ему живым примером в осознании собственной греховности. Если сам апостол Павел считал себя первым грешным среди людей, то что же говорить о других?! И это — не теория. Это — искусство видеть себя таким, каким ты есть. Почему великий апостол сказал о себе так нелицеприятно? Потому что он увидел Бога. Бог ему открылся на пути в Дамаск. Именно тогда апостол понял, что нельзя идти против рожна, что человек вне Бога — несчастнейшее существо, былинка. А с Богом он — всё. Почему так? Потому что Бог любит нас полнотой любви. Подобного чувства нет ни у матери, ни у отца, ни у жены, ни у мужа. Здесь — потрясающая высота тайны Бога, Его неизреченного сострадания к человеку. Если бы Бог не любил нас и не жаждал нашего спасения, то не было бы Его страшной Жертвы на Голгофе. Непостижимой жертвы. Умереть за каждого человека на Кресте. Каково?!
 
     Будем же ценить любовь Божию! Господь — наш Творец, высший смысл всего и вся. В том числе и нашей жизни. Он — бесконечная благая Цель всех наших сокровенных устремлений.
 
     Но как понять человеку эту истину всей крепостью своей, всем сердцем и разумением? Одно лишь нужно на потребу: искренне, со слезами, до самой глубины сердца увидеть себя погибающим от страстей своих — а они есть в каждом из нас — и обрести нужду во Христе. Ибо Он — Спаситель мира.
 
     И, решительно встав на узкий путь спасения, познав поначалу хотя бы только и отчасти, но на деле его жизненную необходимость для нас, мы сможем однажды с полным доверием повторить слова апостола, сказанные им своим ученикам: «…имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас» (Флп., 1:23–24).
 
     Для чего же нужнее?
 
     Чтобы привести нас к Спасителю.
 
     Только в Боге успокаивается сердце человека.
 
Протодиакон Николай Попович

 

 

ПРОТОДИАКОН НИКОЛАЙ ПОПОВИЧ

     15 августа 2017 года,  в день памяти архидиакона Стефана мы простились с протодиаконом Николаем Поповичем. Отпевание прошло в храме Спаса Нерукотворного Образа на Сетуни. В службе приняло участие около двадцати  священников и шести дьяконов Московской епархии.
     Отец Николай –  человек удивительной судьбы. В роду у него были и священники, и военные. Его дед, командир роты гренадерского Таврического полка, освобождал Плевну в Болгарии и принимал личное участие в пленении главнокомандующего турецкой армии Османа-паши.   Дед Поповича по материнской линии прослужил в сане протоиерея семьдесят лет.
     В 1943 году, имея бронь на Московском авиационном заводе, Николай Попович ушёл добровольцем на фронт. Окончив сержантскую школу, стал командиром пулемётного расчёта «Максим». В 1944 году после тяжёлой битвы на реке Неман и отражения немецкой контратаки был награждён орденом Красной Звезды.
     Пройдя с боями Белоруссию, Литву и Польшу, был тяжело ранен осколком в голову на подступах к Восточной Пруссии, направлен на излечение в госпиталь в г. Чкалов и впоследствии демобилизован. После войны получил два высших образования — юридическое и экономическое. Работал в Госплане Российской Федерации, занимал ответственные посты в системе Госкомитета по труду и заработной плате при Совете Министров СССР.
     В конце 60-х годов ХХ века по благословению духовника, профессора Московской духовной академии протоиерея Александра Ветелева, ушёл в церковные сторожа.
     В душе Николай Попович остался воином, но только уже Христовым и, работая в приходских советах, делал всё возможное, чтобы в храм не проникали связанные с органами лица, которые в те времена пытались внедриться туда то в качестве старост, то казначеев. При необходимости он давал им бесстрашный и – что всегда особенно поражало всех непрошеных визитёров – безупречно грамотный юридический отпор.
     Начав служение сторожем в храме Святителя Николая на Преображенском кладбище, Николай Попович стал впоследствии чтецом в храме иконы Божией Матери «Знамение», что в Первом Крестовском переулке (храм Трифона-мученика), а затем – диаконом на Болгарском подворье, а также в трех храмах района Косино – Святителя Николая, Успения Пресвятой Богородицы и Святителя Тихона, Патриарха Московского. Несколько лет назад указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла он удостоился сана протодиакона. Отец протодиакон периодически служил и в восстановленном храме иконы Казанской Божией Матери в посёлке Мещерское. Он приложил большие личные усилия по возрождению этой святыни. Последнее место его служения,  — храм Спаса Нерукотворного Образа на Сетуни.
     Отец Николай был миссионером от Бога, эрудитом с энциклопедическими знаниями, с даром живого убеждающего слова. Многие люди, в том числе поэт Леонид Дербенёв, учёные-физики из Арзамаса-16 (Саров), именитые деятели культуры, видные военные обратились в своё время ко Христу через живое евангельское слово диакона-миссионера. Ко всем людям у него был свой неизменный и надёжный ключ — искренность, удивительная человеческая открытость, евангельская простота и ясность суждений.
     Прощание с отцом Николаем проходило в состоянии духовного подъема. Все собравшиеся ощущали светлую скорбь – но и тихую радость от того, что наш собрат во Христе узрит Господа, к которому стремился от всего своего сердца и от всей души. В этом смысле обстановка в храме напоминала проводы древних христиан, которые совершались в духе слов Апостола Павла: «Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше (Фил. 1:23-24).

Протоиерей Михаил Ходанов